?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Георгий Иванов


Иванов Георгий Владимирович (1894-1958), прозаик, переводчик; один из крупнейших поэтов русской эмиграции.

"Жоржик Иванов", петербургский сноб, острослов, губитель литературных репутаций,
сочинитель декоративных стихов... - в таком примерно статусе покидал Георгий
Иванов Россию в 1922 году. Когда он уходил из жизни в 1958-м, русское зарубежье
называло его своим первым поэтом. Творческая биография кажется загадочной. В России Георгий Иванов, несмотря на несколько выпущенных книг, в состоявшихся поэтах не значился и мог бы затеряться в литературном кругу.

В эмиграции, где иссякло немало молодых русских талантов без родной почвы, речи, ландшафта, Георгий Иванов от книги к книге вырастал в большого русского поэта, будто он унес с собой Россию, закодированную в поэтических формулах: "Это звон бубенцов издалёка, / Это тройки широкий разбег, / Это черная музыка Блока / На сияющий падает снег".
Слишком недавно Георгий Иванов вошел в наш поэтический обиход (его первая более-
менее полная книга вышла у нас только в 1989 году), чтобы мы осмелились о нем
сказать - великий поэт.
Отрочество и юность Георгия Иванова прошли в Петербурге. Печататься он начал
очень рано, еще во время учебы в Кадетском корпусе.
Выборочно с сайта: http://www.bibliotekar.ru/pisateli/89.htm
    Разделитель.png
Александр Сергеевич, я о вас скучаю.
С вами посидеть бы, с вами б выпить чаю.
Вы бы говорили, я б, развесив уши,
Слушал бы да слушал.

Вы мне все роднее, вы мне все дороже.
Александр Сергеевич, вам пришлось ведь тоже
Захлебнуться горем, злиться, презирать,
Вам пришлось ведь тоже трудно умирать.
    Разделитель.png

Повторяются дождик и снег,
Повторяются нежность и грусть,
То, что знает любой человек,
Что известно ему наизусть.

И, сквозь призраки русских берёз,
Левитановски-ясный покой
Повторяет всё тот же вопрос:
"Как дошёл ты до жизни такой?"
    Разделитель.png
По улицам рассеянно мы бродим,
На женщин смотрим и в кафе сидим.
Но настоящих слов мы не находим,
А приблизительных мы больше не хотим.

И что же делать? В Петербург вернуться?
Влюбиться? Или Opera' взорвать?
Иль просто - лечь в холодную кровать,
Закрыть глаза и больше не проснуться...
    Разделитель.png

Не спится мне. Зажечь свечу?
Да только спичек нет.
Весь мир молчит, и я молчу,
Гляжу на лунный свет.

И думаю: как много глаз
В такой же тишине,
В такой же тихий, ясный час
Устремлено к луне.

Как скучно ей, должно быть, плыть
Над головой у нас,
Чужие окна серебрить
И видеть столько глаз.

Сто лет вперёд, сто лет назад,
А в мире всё одно -
Собаки лают, да глядят
Мечтатели в окно.

Recent Posts from This Journal