Irina Georgievna (iriki) wrote,
Irina Georgievna
iriki

Маргарита Алигер

Осыпаются листья, в которых
Затаился и жил для меня
Еле слышный, немолкнущий шорох
Отгремевшего майского дня.

Эти самые листья весною,
Недоверчивым, вкрадчивым днем,
Содрогнуло короткой волною,
Опалило внезапным огнем.

И раскаты горячего грома
Задержались в прохладной листве...
Я с тех пор в этой роще, как дома,
Мы в глубоком и крепком родстве.

Я дымком неосевшим дышала,
Прислоняясь к душистым стволам,
И она мне ни в чем не мешала,
Все делила со мной пополам.

Утешала меня, как умела,
Птичьи споры со мною вела,
Умудренно и мерно шумела,
Зеленела, ветвилась, росла.

Угощала меня земляникой,
Приводила мне в ноги ручей...
И от этой заботы великой
Я сдалась и поверила ей.

Был так верен и так бескорыстен
Наш немой безусловный союз...
Осыпаются тихие листья.
Молкнет роща, а я остаюсь.

Сокрушительным ветром подуло.
Гром умолк и развеялся дым.
Что ж ты, роща, меня обманула?
Грош цена утешеньям твоим!

Раздаются упреки глухие
Наступлению осени в лад...
Осыпаются листья сухие,
Но стволы нерушимо стоят.

И шумит непреклонно и грозно
Их прямая и голая суть:
Невозвратно, напрасно и поздно!
Молодую листву позабудь.

Укрываться от правды — пустое!
Будь ясна, как осенняя тишь,
И решай, облетишь ли с листвою
Или твердо, как мы, устоишь.

Нам лукавый обман ненавистен,
Утешенья ничтожно малы...
Облетают последние листья,
Но стоят нерушимо стволы.
1956
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author