?

Log in

No account? Create an account

January 27th, 2019

К 75-летию полного снятия блокады Ленинграда


Фёдор Абрамов.    ПОТОМОК ДЖИМА

Жили-были в предвоенном Ленинграде художник Петр Петрович и его жена Елена Аркадиевна. И был у них Дар, черный красавец доберман-пинчер. Хозяева души не чаяли в своем Даре. Умнейший, благороднейший пес! И в высшей степени услужливый.

Утром, бывало, Петр Петрович еще только протирает глаза, а он уж держит в зубах ночную туфлю. Потянулся Петр Петрович за папиросой - пожалуйте спички. Ну а ежели Петр Петрович за кисть возьмется - замер. Перестал дышать. Сплошная истома и блаженство. И Петр Петрович, не очень-то избалованный вниманием как художник, вздыхал: "Ах, если бы так понимали искусство те, кому это положено! На какие высоты мы бы поднялись!"

Отношение Дара к хозяйке укладывалось в одно слово - джентельменство. Джентельменство, какого ныне поискать и среди людей. Скажем, Возвращаются они с покупками из магазина или с рынка. Позволить Елене Аркадьевне тащить сумку? Ни за что на свете! Легкую поклажу в зубы, а та, что потяжельше, - на спину. И вышагивает, вышагивает, к зависти и восторгу прохожих, слегка пружиня сухие, мускулистые ноги в коричневых чулочках, чуть-чуть грузноватый, закормленный и все-таки элегантный, подтянутый, с тонкой лоснящейся кожей с рыжими подпалами, как бы весь налитый жаром изнутри.

Совсем других правил придерживался Дар в отношении друзей и знакомых дома. Такт, корректность - это всенепременно, но в то же время никакого амикошонства, никаких нежностей, до который особенно охочи восторженные дамочки.ДалееCollapse )