October 10th, 2014

Маргарита Алигер

Осыпаются листья, в которых
Затаился и жил для меня
Еле слышный, немолкнущий шорох
Отгремевшего майского дня.

Эти самые листья весною,
Недоверчивым, вкрадчивым днем,
Содрогнуло короткой волною,
Опалило внезапным огнем.

И раскаты горячего грома
Задержались в прохладной листве...
Я с тех пор в этой роще, как дома,
Мы в глубоком и крепком родстве.

Я дымком неосевшим дышала,
Прислоняясь к душистым стволам,
И она мне ни в чем не мешала,
Все делила со мной пополам.

Утешала меня, как умела,
Птичьи споры со мною вела,
Умудренно и мерно шумела,
Зеленела, ветвилась, росла.

Угощала меня земляникой,
Приводила мне в ноги ручей...
И от этой заботы великой
Я сдалась и поверила ей.

Был так верен и так бескорыстен
Наш немой безусловный союз...
Осыпаются тихие листья.
Молкнет роща, а я остаюсь.

Сокрушительным ветром подуло.
Гром умолк и развеялся дым.
Что ж ты, роща, меня обманула?
Грош цена утешеньям твоим!

Раздаются упреки глухие
Наступлению осени в лад...
Осыпаются листья сухие,
Но стволы нерушимо стоят.

И шумит непреклонно и грозно
Их прямая и голая суть:
Невозвратно, напрасно и поздно!
Молодую листву позабудь.

Укрываться от правды — пустое!
Будь ясна, как осенняя тишь,
И решай, облетишь ли с листвою
Или твердо, как мы, устоишь.

Нам лукавый обман ненавистен,
Утешенья ничтожно малы...
Облетают последние листья,
Но стоят нерушимо стволы.
1956

Утки - мазохистки

Наблюдая за плавающими утками летом, особенно в жару, всегда думаю, как же хорошо им в холодной водице - вот счастливые! Но с наступлением холодов зависть сменяется жалостью и недоумением: вот - ненормальные!  Это же мазохизм чистой воды! Крылья дадены, и чего на юга не улетели? Чем же так дороги этим бедолагам ледяные воды Енисея? Куда подевался природный инстинкт эти перелётных водоплавающих?

Это утки-кряквы, оказывается. Называются они так. Несомненно, они очень украшают городской пейзаж: селезни — нарядные, с переливчато-зеленой головой, белым ошейником, светлой грудью и кокетливыми завитками в хвостах, скромные пестро-бурые уточки и очаровательные пуховые утята — они не могут оставить равнодушными ни взрослых, ни детей. Тем более, что они нас совсем не боятся, и уже научились попрошайничать: стоит прохожему на набережной остановиться, и утиная флотилия боевым порядком направляется к нему: не принесли ли хлебушка? И мы приносим. Но хорошо ли мы делаем? Может быть, вмешиваться в природные процессы не стоит? Ведь, подкармливая уток, мы ставим их в зависимость, и должны принять ответственность за их будущее. Получается по Экзюпери: "Мы в ответе за тех, кого приручили".

Вот и получается, что виной пропажи утиного инстинкта стал не только изменившийся в последнее время климат, при котором наши реки перестали замерзать, но и человек со своей "любовью" к природе. Может, не стоит их подкармливать? Но тогда они не выдержат сибирских морозов и погибнут. Вопрос, прямо скажем, неоднозначный...

Много утокCollapse )